Психоиммунологические соотношения у больных урогенитальным хламидиозом


В последнее время в распространении воспалительных заболеваний женской репродуктивной системы все более негативную роль играют различные социальные и поведенческие факторы, снижающие иммунную защиту от инфекции и предрасполагающие к ее распространению.

К социальным факторам относят хронические стрессовые ситуации, низкий уровень жизни (недостаточное и нерациональное питание), злоупотребление алкоголем и наркотиками.

Поведенческие факторы включают в себя раннее начало половой жизни, высокую частоту половых контактов, большое число половых партнеров, нетрадиционные формы половых контактов, половые отношения во время менструации и т. д. В процессе жизнедеятельности женский организм постоянно сталкивается с различными стрессовыми воздействиями, такими как экстремальные ситуации, физические и психические нагрузки, эмоциональное напряжение, связанное с возрастающим объемом поступающей информации, ускорением темпа жизни и др.

Можно предположить, что любое неблагоприятное воздействие внешней среды, выступающее в качестве фактора, индуцирующего развитие тревоги (начальная стадия) в рамках общего адаптационного синдрома, сопровождается активизацией эффекторных функций иммунитета. Безусловно, это зависит от вида воздействия и его силы. Стадия резистентности, обеспечивающая функционирование нейроэндокринной системы, сопровождается оптимизацией иммунных параметров; в последующем наступает стадия истощения с появлением признаков иммунодефицита.

В последние годы накапливается все больше данных о поведенческих изменениях при инфекциях или инвазиях, которые наблюдаются даже при субклинических дозах патогена и могут способствовать ограничению распространения паразитических организмов в популяции хозяев. При обсуждении механизмов модификации поведения инфицированных животных неизбежно встает вопрос о роли иммунной системы, распознающей и реагирующей на любые паразитические вторжения. Это влияние на поведение животных может реализоваться через иммунонейроэндокринные взаимодействия, механизмы которых активно исследуются в России и за рубежом.

Вместе с тем возможные этологические эффекты, индуцированные различными состояниями иммунной системы, либо не изучаются, либо эти исследования носят исключительно патофизиологический характер. Их основная цель - оценка побочных эффектов иммунотерапии, а также изучение механизмов психических расстройств, наблюдаемых при некоторых аутоиммунных состояниях. Лишь недавно экспериментальные воздействия на иммунитет животных стали исследовать в контексте популяционных (поведенческих) механизмов защиты от инфекций.

Как следует из экспериментальных фактов, физиологические механизмы неспецифической адаптивной реакции вовлекаются в приспособительные ответы организма на неблагоприятные воздействия самой различной природы. Поэтому их роль в механизмах популяционной регуляции давно привлекает внимание исследователей.

По мнению ряда авторов, чрезмерная по напряжению адаптация имеет высокую «структурную цену». При этом возможно функциональное истощение системы, доминирующей в адаптивной реакции. Слишком долгая и напряженная адаптация может быть причиной изнашивания. В зависимости от характера, интенсивности и длительности стресс-фактора выявлены различные реакции иммунной системы при стрессе.

Имеются эпидемиологические исследования популяций с высоким уровнем стресса, к которым относятся лица, находящиеся в неблагоприятных условиях, испытывающие ускоренные социологические сдвиги. Доказано наличие супрессии иммунитета как одного из ведущих физиологических механизмов, реализующих патогенное воздействие стресса. В ряде работ указывается, что на воздействие стрессорных, в том числе инфекционных, факторов организм может ответить развитием иммунологической недостаточности с формированием разнообразных клинических форм вторичных иммунодефицитных состояний с соответствующей клинической картиной.

Выраженность иммуносупрессии при психоэмоциональном стрессе может зависеть от силы стрессорного раздражения. Следует иметь в виду и другие сопутствующие факторы, способствующие развитию данных состояний (гиподинамия, нерациональное питание и др.). Совокупность этих неблагоприятных воздействий на организм, каждое из которых в отдельности может оцениваться как стрессорный фактор, приводит к развитию тех или иных проявлений иммунологической недостаточности в виде повышенной заболеваемости. Необходимо учитывать длительность воздействия стрессового фактора или частую его повторяемость, что также влияет на рост числа инфекционных и других заболеваний, в патогенезе которых существенную роль играют нарушения в иммунной системе.

Обсуждая возможные механизмы формирования иммунной недостаточности при стрессе, необходимо отметить, что в настоящее время накоплено достаточно данных как о механизмах патологии нервной регуляции функции иммунной системы, так и о реализации стресс-реакции. Оба механизма связаны с вовлечением одних и тех же структур и физиологических реакций.

Ряд авторов указывают на угнетение функции гуморального и (или) клеточного иммунитета при воздействии инфекционных, психологических и физических стрессоров.

Продолжительность иммуносупрессии при стрессе может зависеть от силы и длительности воздействия. После острого физического стресса иммунные сдвиги могут наблюдаться в течение нескольких дней. После выраженного экстремального и длительного стрессового воздействия иммуносупрессия может сохраняться на протяжении 24 месяцев, что обусловлено, по-видимому, хроническим характером стресса подобного рода.

Большую роль в психоиммунологических соотношениях играют не только различные характеристики стрессоров, внешние по отношению к психической деятельности человека, но и особенности внутренней реакции индивида на воздействие стрессорного инфекционного агента, обусловленные своеобразием личности и психологических установок. Уже в 1970-е гг. были обнаружены корреляции между некоторыми психологическими характеристиками по данным личностных опросников и состоянием иммунитета, определяемым по выраженности реакции гиперчувствительности замедленного типа.

Одной из важнейших психологических переменных, оказывающих решающее модулирующее воздействие на механизмы развития стрессовых реакций, является способность индивида к преодолению стресса. Именно такая способность определяет индивидуальную реакцию на всякий стресс, который может оказывать как подавляющее, так и мобилизующее, усиливающее влияние на ход деятельности - эустресс в представлениях Селье. В зависимости от этого угнетающее или стимулирующее действие стресс оказывает и на состояние иммунных функций и, соответственно, на восприимчивость организма к различным, в том числе инфекционным, заболеваниям.

W. Greene et al. (1976) проанализировали корреляции между некоторыми психосоциальными характеристиками стресса «жизненных событий» и уровнем цитотоксической активности Т-киллеров, являющейся важнейшим показателем противоопухолевой защиты. Оказалось, что цитотоксичность лимфоцитов была снижена лишь в тех случаях, когда стрессовое воздействие сопровождалось неэффективностью механизмов адаптации.

Авторы другой работы показали, что низкая способность к адаптации в сочетании с объективно измеряемым стрессом «жизненных изменений» в анамнезе ведут к снижению цитотоксической активности Т-лимфоцитов-киллеров. Напротив, лица с высоким уровнем адаптогенности даже при наличии выраженного стресса «жизненных изменений» подобного снижения активности не обнаружили.

На основании подобных исследований рядом авторов высказывается предположение, что слабость механизмов адаптации ведет к иммуносупрессии. При психопатологическом обследовании лиц группы повышенного риска по иммунной недостаточности установлены нервно-психические расстройства: неврастения, неврозоподобные состояния экзогенно-органического генеза, соматогенно обусловленные органические расстройства, затяжные астенические состояния в рамках психоадаптационного синдрома. Выявлена тесная взаимосвязь между уровнем психического здоровья и состоянием иммунного гомеостаза.

Определенный интерес представляют физиологические механизмы психоиммунных реакций. Показано, что воздействие инфекционных стрессорных агентов, в том числе и Chlamydia trachomatis, на организм сопровождается повышением активности коры надпочечников одновременно с изменением отдельных показателей иммунитета и увеличением риска развития ряда заболеваний.

Повышение уровня кортикостероидов нарушает функции гуморального и клеточного звеньев иммунитета, меняет количественные соотношения Т- и В-лимфоцитов, влияет на процессы миграции и циркуляции лимфоидных клеток, снижает продукцию лимфокинов, подавляет фагоцитоз. На функции иммунитета влияет ряд других гормонов, среди которых гормон роста, тироксин, пролактин. Этот факт, в частности, объясняют наличием у лимфоцитов общего с указанными гормонами медиатора - циклической АМФ, участвующей в цепи реакций, ведущей к выработке лимфокинов и синтезу антител и т. д. Известная противоречивость данных о роли кортикостероидов и других гормонов в структуре иммуномоделирующих механизмов стресса свидетельствует об их комплексном характере, предполагающем участие других регуляторных систем организма.

В регуляции иммунитета принимает участие и вегетативная нервная система: ряд авторов указывает, что симпатический отдел угнетает иммунные реакции, парасимпатический - их активирует. Получены экспериментальные доказательства того, что симпатическая иннервация играет большую роль в регуляции деятельности тимуса, селезенки и других лимфоидных органов и тканей. Таким образом, нарушения нейрорегуляции функции иммунной системы являются, очевидно, распространенной общей причиной развития вторичных иммунодефицитных состояний при различных формах патологии, связанных с возникновением стресс-синдрома.

В литературе обсуждается также связь психоиммуномодуляции и генетических факторов при воздействии на организм Chlamydia trachomatis. Высказано положение о том, что локусы главного комплекса гистосовместимости сцеплены с гипотетическим локусом, определяющим предрасположенность к депрессивным расстройствам, что подтверждается генетическим анализом семей. Возможно, в ходе дальнейших исследований у больных урогенитальным хламидиозом будет обнаружена генетическая связь между предрасположенностью к аффективной патологии и иммунной дисфункции одновременно.


Заключение

Таким образом, по нашему мнению, представляется целесообразным рассмотрение иммунопатологических состояний у больных урогенитальным хламидиозом с учетом одного из основных факторов риска их развития - стрессорных воздействий. Исследования, касающиеся изучения комплексных, комбинированных неблагоприятных воздействий на психоэмоциональное состояние женщины с патологией женской репродуктивной системы, представляют несомненный клинический интерес для поиска путей патогенетического воздействия на подобного рода процессы с целью их коррекции.

__________________________
Вы читаете тему: Урогенитальный хламидиоз: аффективные нарушения и психоиммунологические соотношения (обзор литературы) (Станько Э. П., Цыркунов В. М., Наумов И. А., Лискович В. А. Гродненский государственный медицинский университет, Гродненский областной клинический родильный дом. "Медицинская панорама" № 5, май 2006)

  1. Актуальность исследования урогенитального хламидиоза. Эпидемиология.
  2. Значение аффективной патологии и расстройств депрессивного спектра.
  3. Психоиммунологические соотношения у больных урогенитальным хламидиозом.

Наш сайт трудно найти в Яндексе, рекомендуем добавить его в закладки: