Запросы, связанные с потребностью манипулирования


Запросы, связанные с потребностью манипулирования другими, включая медицинских работников. В основе потребности к манипулированию лежит гиперкомпенсированный механизм психологической защиты преимущественно в форме параноидной проекции (термин «параноидный» здесь используется, чтобы подчеркнуть, во-первых, гиперкомпенсаторный характер защиты и, во-вторых, враждебное отношение к другим людям в форме манипулирования ими). Здесь возможны различные варианты проекции собственных скрытых переживаний на фигуру врача. Приведем некоторые из них:

«Доктор, выслушайте мою историю...», при этом «история» пациента далеко не соответствует тому, что принято называть анамнезом заболевания.

«Доктор, я страдаю депрессией. А Вы сталкивались с подобной проблемой?» — В этой фразе за невинным вопросом, который, на первый взгляд, может указывать не естественный интерес пациента к компетентности врача, на самом деле может лежать неосознаваемая проекция, предполагающая столкновение врача с чем-то или с кем-то. Любой опытный психотерапевт, услышав вопрос «Вы сталкивались с подобной проблемой?», так проанализирует его для себя «попробуй только столкни меня с места», т.е. как настоящий вызов.

«Доктор, мне нужен Ваш совет» и далее, — «могу ли я со своим заболеванием сдавать экзамены, нервничать на работе, жить в плохих жилищных условиях, выполнять супружеские обязанности, выслушивать нарекания на работе и т.д.». Если совет будет «положительным, хорошим», то больной может настоять на том, чтобы этот «совет» был подтвержден официально в виде медицинской справки.

«Доктор, я хочу разобраться в своем заболевании и в своем диагнозе», — речь буквально о «судейском» запросе на то, чтобы разобраться в материалах «дела» — собственной истории болезни, в которой интерес представляет уже не сам «потерпевший», т.е. заболевший; весь интерес сосредоточен на главном виновнике случившегося, который должен быть наказан — ну, чем, не персекуторный бред?

К манипулятивным запросам можно отнести запросы пациента при так называемой «ипохондрии здоровья», когда пациент с помощью врача намерен контролировать, а по возможности, и манипулировать собственным телом. При этом выявляется сверхценная установка — «стопроцентное» здоровье, недопущение никакого, даже самого незначительного недомогания, недопущение старости и даже недопущение смерти. При этом врач воспринимается не как целитель, облегчающий страдание, а как «проводник», владеющий «тайными знаниями» здоровья и долголетия. Естественно, что рано или поздно, любой современный врач будет дискредитирован в глазах ипохондрика, и тогда он, потеряв надежду в поисках чудо-целителя, может сам заняться поисками «секретов жизни и смерти».

Какую линию поведения должен выстроить врач при обнаружении у пациента запросов, связанных с удовлетворением не насущных нужд, а с реализацией его желаний?

Первое, не давать пациенту никаких обещаний, даже если он предлагает «награду за излечение». Надо помнить, что речь идет не о лечении, а только об эмоциональном контакте между врачом и больным. Второе, возвращать больного в реальность его настоящего бытия — в осознавание пациентом своих собственных реальных нужд и жизненно важных потребностей.

Далее: механизм синдромальной диагностики на примере решения клинических задач.

Наш сайт трудно найти в Яндексе, рекомендуем добавить его в закладки: